На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

БИБИРЕВО наш дом

7 подписчиков

Свежие комментарии

Пара из Бутырского отыскивает артефакты прошлых эпох

У сварщика Алексея Ямпольского и фотографа Анастасии Лобановой с Бутырской улицы необычное увлечение. В подвалах и на чердаках старых домов они ищут оставленные прежними жильцами книги, посуду, афиши. Об этом сообщает окружная газета «Звездный бульвар».

 Они называют их артефактами прошлых эпох, и сейчас таких в коллекции Анастасии и Алексея не меньше нескольких сотен.

Свои находки пара показывает в разных музеях Москвы.

Монеты из лужи

Настя и Алексей не любят, когда их называют кладо искателями, ведь сокровища для них не золото и бриллианты, а вещи, у которых есть история. Интерес к таким находкам у Алексея появился ещё в детстве.

— Каждое лето я ездил в деревню к бабушке и дедушке. Там была дорога, где на «берегу» огромной лужи я постоянно находил странные двадцатикопеечные монеты. Вроде и номинал в рамке, и буквы «СССР», но надписи огромные, — вспоминает Алексей. — Однажды мы с другом решили прутиками разворошить эту лужу. Монеты стали появляться одна за одной, и мы обратили внимание на годы выпуска. На наши радостные крики: «У меня сорок шестой!» — «А у меня тридцать восьмой!» — из соседней калитки выглянула старушка. Мы ей показали монеты, а она рассмеялась и рассказала, как после реформы 1961 года эти двадцатки перестали ходить, поменять их не успели, так и стояла трёхлитровая банка с монетами у неё дома, пока через пару лет сын её случайно не разбил аккурат в этой вечной луже.

Письма однополчанина Пикуля

Четыре года назад Алексей познакомился с Настей и увлёк своим хобби. Главное в этом деле — наблюдательность.

— Прошлой зимой нас пустили на чердак дома, который собирались сносить. Там среди хлама мы нашли целый архив писем времён войны, написанных старшим лейтенантом в окопах Сталинграда своей жене. Она их бережно хранила до самой смерти, — рассказывает Алексей. — Из писем мы выяснили, что их автор — морской пехотинец с Северного флота. А потом обратились в архивы, чтобы узнать его судьбу. Выяснилось невероятное: он воевал вместе с отцом писателя Валентина Пикуля и даже жил с ним в одной землянке. Через день после того, как он написал последнее письмо, попал в плен. Но из плена вернулся и работал на московском заводе «Серп и Молот».

Термометр царских времён

Однажды в траншее, которую выкопали рабочие для ремонта теплотрассы, Настя среди битого кирпича и мусора заметила дореволюционный термометр.

— Видимо, в это место во время войны упала бомба — образовалась воронка, и жители стали использовать её как мусорную яму, — говорит Алексей. — Оказался там и термометр. Но он до сих пор работает, а шкала измерения в нём аж по Реомюру. Такие термометры в России использовали до начала ХХ века. Как он оказался цел, столько лет пролежав в земле, остаётся загадкой.

А самая старинная находка — стеклянная бутылка 1800 года. Её Алексей обнаружил на чердаке дачного домика знакомых, построенного в 1950-х.

— Как она попала на дачу, неизвестно. Понятно только, что сначала в ней хранили масло, а потом за ненадобностью забросили на чердак.

Помада за 100 лет не испортилась

Некоторые найденные вещи Алексей и Анастасия используют по их прямому назначению.

— Например, недавно Настя нашла губную помаду 1920-х годов, изготовленную Всесоюзным театральным обществом. Она была чуть начатая. Настя её опробовала, говорит, отличная помада: нежирная и на губах лежит хорошо, — улыбается Алексей. — Есть у нас банка с кремом для обуви «Гелиос» 1900 года выпуска. Он даже пахнет так же, как современный дорогой крем. Ещё как-то раз нашли три банки сгущёнки 1942 года. Открыли — сгущёнка твёрдая как камень. Но потом сняли верхний слой и попробовали — до сих пор ароматная и сладкая!

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх